Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова
Географический Факультет
КАФЕДРА ФИЗИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ И ЛАНДШАФТОВЕДЕНИЯ

Разделы


Студентам

ЛАНДШАФТНАЯ БИБЛИОТЕКА

Берг Лев Семенович Предмет и задачи географии // Изв. ИРГО. – 1915. – Т. 51. – Вып. 9. – С. 463 – 475.

 

Предмет и задачи географии.
(Доложено в заседании Постоянной Биогеографической Комиссии И.Р.Г.О. 11 октября 1913 г.).
 

I. История вопроса.

        Вряд ли относительно какой-нибудь другой науки было столько споров о ее содержании, целях и методах, как относительно географии. Некоторые даже утверждают, что география вовсе не наука, а собрание фактов, понабранных из разных отраслей знаний, как естественных, так и гуманитарных. Но даже и те, кто признают географию за отдельную науку, весьма сильно расходятся в определении ее объема и задач.
        В качестве примера того, какие крайние мнения высказываются в этом вопросе, приведем взгляд известного и весьма заслуженного географа Дэвиса. По его мнению, география занимается исследованием взаимоотношений, какие существуют между органическим и неорганическим миром. Для иллюстрации истинно - географических отношений Дэвис приводит следующий пример: водяные растения поддерживаются в вертикальном положении благодаря значительной (в сравнении с воздухом) плотности воды, поэтому они не нуждаются в плотных или деревянистых стеблях, какие свойственны наземным растениям. Другие примеры приводимых Дэвисом явлений географического порядка таковы: полет птиц, соотношение между удельным весом воды и рыбы, потребность живых существ в кислороде1.
        Я с своей стороны нахожу, что в приведенных выше примерах нет решительно ничего географического. Это ряд явлений из области морфологии и физиологии растений и животных, не имеющих никакого отношения к географии. Определение географии, даваемое Дэвисом, с одной стороны не имеет корней в историческом развитии нашей науки, с другой — оно и логически совершенно не вытекает из того положения, какое география занимает или должна занимать в ряду других наук.
        Многие утверждают, что география занимается изучением земли в ее целом, во всех отношениях. При этом опираются на греческий термин — география, что значит землеописание. Такого взгляда держался между прочим, проф. Петри, писавший следующее2: «Ей (географии) принадлежит вся земля. Задача географии понять существо и жизнь нашей земли. Материал свой география получает от целого ряда наук естественных, исторических, экономических, философских; ее дело свести этот материал в один свод и применить его к полной характеристике земли». По мнению Петри, провести грань между географией и теми науками, откуда она черпает свои материалы, невозможно; географ пользуется методами данных специальностей, но только у географа другие точки зрения3: он рассматривает свой материал с точки зрения его географического распространения (хорологическая категория); с точки зрения его формы (морфологическая категория); с точки зрения состава (типологическая категория); с точки зрения изменяемости во времени (хронологическая категория). Но, кроме того, возможны категории генетическая, динамическая и антропо-географическая4.
        Мнение, что география изучает земной шар в его целом (иные прибавляют «как место обитания человека») весьма распространено. Такого взгляда держится А. Гейки5, Н. Wagner6 и W. Davis (в 1911 г.) и др. Вагнер делает при этом оговорку, что география обращает особенное внимание на «причины пространственного расположения тел и явлений на поверхности земного шара».
        Однако, мы не видим в таком определении никакого объединяющего принципа, и сказать, что география изучает всю землю во всех отношениях, значит именно подтвердить мнение, что география не наука, а ничем не связанный агломерат разных знаний о земле и ее обитателях.
        Несостоятельность этого взгляда прекрасно выяснил Геттнер в своей замечательной статье «О сущности географии и ее методах»7. Если бы и возможно было объединить в одной дисциплине всю совокупность наших знаний о физической природе земли, то сделать это в отношении органической природы - совершенно безнадежное предприятие. И, действительно, в учебниках географии мы встречаем более или менее всесторонние сведения из области так наз. физической географии, но, раз дело доходит до растений, животных и человека, то географы оставляют специальным наукам — ботанике, зоологии, антропологии, этнографии, статистике и пр. — изложение фактических данных, сами же ограничиваются только приведением фактов географического распространения.
        Получается несоответствие. С одной стороны — география должна изучать земной шар в его целом, с другой же — из громадной области предметов и явлений органического мира выбираются только такие факты, которые имеют отношение к географическому распространению этих предметов и явлений или же к влиянию неорганической природы на органический мир, систематическое же изложение описательных данных предоставляется другим наукам. Такое противоречие сразу показывает, что задача обнять все науки о земле непосильна для географии, как непосильна она и любой другой научной дисциплине.
        Другие, как Рихтгофен, отграничивают поле деятельности географии только поверхностью земли: география не есть описание земли или землеведение (Erdkunde), а наука о земной поверхности («Erdoberflachenkunde»); при этом, точка зрения, какой должна руководиться география, это — причинные взаимоотношения между явлениями и предметами с одной стороны и поверхностью земли — с другой8. Задачами научной географии, по Рихтгофену, являются9: 1) исследование твердой земной коры, гидросферы и атмосферы с точки зрения: a) формы, b) материального состава, c) преобразований, d) происхождения, 2) исследование растительного и животного миров с тех же точек зрения, 3) исследование человека и проявлений его материальной и духовной культуры на основании тех же принципов.
        Хотя при ограничении, введенном Рихтгофеном, поле деятельности географии значительно суживается, тем не менее география продолжает включать в себя целиком такие дисциплины, какие имеют право на совершенно самостоятельное существование: так, исследованием формы и материального состава растительного мира занимается ботаника, включать каковую целиком в область географии нет никаких оснований. То же справедливо и в отношении зоологии, антропологии, этнографии и пр.
        В другом месте своей статьи10 Рихтгофен более рельефно выдвигает на первый план в качестве задач географии исследование отношений между человеком и органической и неорганической природой (формы поверхности земли, распределение вод, атмосферы).
        За отправную точку географа, как изложено подробнее ниже, следует считать не взаимоотношения между предметами и явлениями, а географическое распространение предметов и явлёний.
        Против взгляда Рихтгофена, ограничивающего поле деятельности географа поверхностью земли восстал Герланд11. По мнению этого ученого, география занимается изучением земли во всей ее совокупности и именно изучением взаимодействия между поверхностью земли и ее внутренностью12; география должна исследовать взаимодействие сил, связанных с материей земли, образование, видоизменение и развитие материи земли, как результат этих сил13. Так как антропогеография, антропология, этнология и историческая география не дают нам никаких данных для изучения физических свойств земли, то Герланд исключает эти науки из области ведения географии. Содержание последней исчерпывается: 1) математической географией и картографией (учение о величине и движении земли), 2) геофизикой (учение об общих свойствах и силах земной материи, которое делится на учение о земле, как о целом, затем на учения о суше, об океане и об атмосфере), 3) страноведением, которое Герланд определяет как учение о свойствах и развитии отдельных частей земного шара (этот отдел можно было бы точнее назвать физическим страноведением, потому что отсюда Герландом исключены все данные биогеографии и антропогеографии; Герланд (стр. 46), называет этот отдел локализированной или специальной геофизикой), 4) географией организмов.
Только взгляды Геттнера (к которым близко примыкает и автор этих строк) положили прочное основание географии как самостоятельной науке14.
        Геттнер (l.с., 1905, р. 552), опираясь на риттеровское определение географии как «науки о пространствах и о их вещественном заполнении», говорит, что география есть хорологическая наука о земной поверхности (хорологический от греч. слова choros - место); предмет ее — признаки и свойства отдельных стран15.
        Геттнер определенно выяснил, что настоящая арена деятельности географа есть страноведение. К тому же выводу пришел одновременно с ним и А.А. Ярилов; этот ученый указывает, что так наз. общая география (то есть, отдельные главы из соседних наук: геологии, метеорологии, океанографии и др.) должны быть устранены из области географии, и последней надлежит стать «дисциплиной, ориентирующей человека в пределах отведенного ему природой жилища16». К сожалению, Ярилов не формулировал свои взгляды более определенно.
        В заключение этого краткого исторического обзора нужно сказать несколько слов относительно взглядов П.П. Семенова, высказанных им в 1856 году и значительно опередивших свой век17. Указывая, что «география — наука о земле — есть слово, которому можно дать очень различные объемы и определения», наш покойный географ различает «географию в обширном и в тесном смысле». «В обширном смысле предмет ее есть полное исследование земного шара... В этом смысле география есть, действительно, не наука, а целая естественная группа наук». В тесном смысле география есть «описание как постоянных, неизгладимых веками черт ее, набросанных самою природою, так и переменных, изгладимых, произведенных рукою человеческою18». Слова «страноведение» П.П. Семенов не употребляет, но, очевидно, его география «в тесном смысле» есть не что иное, как страноведение.

II. Определение географии.

        Говоря вообще, география есть наука о горизонтальном и вертикальном распределении, в настоящем, прошлом и будущем19, всякого рода предметов и явлений на поверхности земного шара, в пределах верхних горизонтов земной коры, в атмосфере и гидросфере.
        География, как выяснил Геттнер, есть наука хорологическая. Она изучает размещение предметов и явлений.
        Но вместе с тем география изучает, с точки зрения распространения, не отдельные, единичные объекты, а всегда известную совокупность предметов и явлений в их взаимоотношениях. География не есть хорология отдельных предметов и явлений, а, если можно так выразиться, хорология сообществ их, т.-е. хорология взаимных группировок людей, животных, растений, форм рельефа и т.д. на земле.
        Что же представляют собою закономерные группировки предметов органического и неорганического мира на поверхности земли? Это есть ландшафты.
        И так, география есть наука о ландшафтах.
        Из данного выше определения явствует, что география не занимается сущностью или формой подлежащих ее ведению предметов и явлений, ее интересует прежде всего их распределение в пространстве. География есть наука хорологическая.
        Подобно этому история есть наука хронологическая: она исследует распределение явлений и предметов во времени, совершенно не вдаваясь в рассмотрение существа трактуемых ею вещей.
        Фактические данные об интересующих географа вещах он заимствует из других дисциплин: геоморфологии, гидрологии, метеорологии, почвоведения, геологии, ботаники, зоологии, антропологии, этнографии, статистики, политической экономии и т.п.
        Разберем детальнее наше определение. Мы сказали, что предметом географии является географическое распределение всякого рода явлений. Этим мы хотим сказать, что изучению географии подлежать как явления физической природы земли, так и проявления материальной и духовной деятельности населяющих ее организмов (включая и человека), лишь бы эти явления рассматривались с точки зрения их распространения. Так например, в пределы географии входит с одинаковым правом распространение по лику земли гор, рек, гроз и коралловых рифов, хвойных и сумчатых, рас и религий, распределение производства и потребления сахара, обычаев (напр., людоедства), сказок, юридических норм, преступлений и т.п.
        Точно также и история рассматривает все бывшие факты: не только дела военные и политические, но и проявления человеческой деятельности в области наук, искусств, техники и социально-экономических отношений.
        Но так как обнят все невозможно, да и бесполезно, то географ должен останавливать свое внимание на предметах, имеющих важное географическое значение. Вопрос же, что является важным, а что не важным, решается сообразно с духом времени и состоянием науки и вообще имеет субъективное значение, но во всяком случае, как справедливо указал Геттнер, для географа важны такие предметы и явления, которые выступают не единично, а в связи с другими.
        Многие ограничивают поле деятельности географии поверхностью земли. Но это неправильно: география должна рассматривать всю земную кору до глубины, до которой хватает действие внешних сил, преобразующих земную поверхность, другими словами, рассмотрению географа подлежит на суше вся кора выветривания вплоть до уровня грунтовых вод, на море — вся толща воды вплоть до грунтов, включая и эти последние до той глубины, где прекращается влияние океанических вод.
        Одно изложение фактов распространения каких-либо явлений или предметов, другими словами — хорография — дает еще мало для географии; это есть материал, из которого предстоит создать географическое описание. В качестве типа хорографического описания можно назвать, например, Книгу Большого Чертежа. Целью географического исследования является отыскание связей и законностей, какие существуют между распространением отдельных, интересующих географа, вещей,— исследование, как влияют одни группы предметов и явлений на другие и какие получаются от этого в пространстве результаты. Другими словами, конечную цель составляет изучение и описание ландшафтов, как природных, так и культурных. Природными ландшафтами мы называем такие, в создании которых человек не принимал участия, в отличие от культурных, в которых человек и произведения его культуры играют важную роль. Город или деревня, по нашей терминологии, суть составные части культурного ландшафта.
        Природный ландшафт есть область, в которой характер рельефа, климата, растительного и почвенного покрова сливается в единое гармоническое целое, типически повторяющееся на протяжении известной зоны земли. Изучение причин, какие приводят к тому, что рельеф, климат, растительный и почвенный покров, дают определенный, если можно так выразиться, ландшафтный организм, исследование взаимодействий, какие оказывают различные, слагающие природный ландшафт, факторы друг на друга — вот задача научной географии. Все вышесказанное приложимо и к культурным ландшафтам.
        Если переводить географию посредством землеведения, то термину этому следует придавать значение не «познание Земли», а «познание земель» (Landerkunde, а не Erdkunde) или еще лучше «познание ландшафтов».
        Чрезвычайно важную задачу географа составляет разделение всей земной поверхности или частей ее на районы по естественным признакам.
        Мы имеем еще очень мало работ по научному страноведению. Обычно авторы описывают рельеф, климат, флору, фауну и население изучаемых ими стран, но добытые результаты не сводят в цельную, гармоничную картину; взаимодействие различных факторов остается не выясненным, и общая картина естественных ландшафтов не вырисовывается.
        Из предыдущего ясно, что географ, заимствуя нужные ему материалы из целого ряда наук, использует полученные данные для собственных целей — познания ландшафтов,— при помощи собственного, хорологического, метода.
        Таким образом, география имеет и свой предмет изучения, и свой метод.
        Отсюда видно, насколько несправедливы, делаемые нередко географу, упреки в несамостоятельности его науки. С таким же правом можно было бы сказать, что геология есть собрание данных, заимствованных из геоморфологии, геофизики, петрографии, зоологии и ботаники, или, почвоведение есть агломерат из геологических, геоморфологических, химических, ботанических и др. фактов. Мы не говорим уже об истории, социологии или философии, которые требуют от исследователя еще большей энциклопедичности, чем география. Однако, в настоящее время гораздо легче ориентироваться в целом цикле наук, чем прежде, когда для этого требовались познания Аристотеля или Гумбольдта: теперь по каждому отделу вспомогательных наук — геоморфологии, метеорологии, геологии, биогеографии — существует целый ряд руководству дающих прекрасное общее знакомство с предметом.
        В отличие от развитого здесь взгляда на географию, Геттнер (1905, р. 559) указывает, что география не есть наука о пространственном распространении разных объектов (это есть лишь отдел соответственных специальных наук), а представляет собою науку о вещественном заполнении пространств или стран. Для примера Г. указывает, что учение о распространении отдельных видов, родов, семейств и т.д. животных и растений есть один из отделов систематической зоологии или ботаники (географическая зоология или географическая ботаника), учение же о видовом составе фауны или флоры разных стран есть одна из частей географии, именно зоологическая география (зоогеография) или ботаническая география (фитогеография).
        Однако, различие между взглядами автора и Геттнера более кажущееся, чем действительное, если принять во внимание высказанное нами требование изучать не только распространение отдельных явлений и фактов, но и группировки их. Геттнер говорит о географии, как о науке, изучающей страны, мы же, вместо стран, выдвигаем на первый план изучение ландшафтов или естественных районов.
        Наше определение весьма схоже с тем, какое дает Martonne: география есть наука о физических, биологических и социальных явлениях, рассматриваемых с точки зрения их распространения на поверхности земного шара, их причин и их взаимных отношений20.

III. Разделение географии и отношение ее к другим наукам.

        Итак, география занимается описанием стран или, точнее, ландшафтов.
        Распределение предметов и явлений по всей поверхности земли ведается общей географией (примером может служить «Лик Земли» Зюсса). Если же описание касается какой-нибудь части земли, то мы говорим о частной географии или страноведении. Излишне распространяться, что описание областей, выделяемых на основании административных или политических границ, является ненаучным: страноведение имеет дело с естественными ландшафтами.
        Родственные географии науки это селенография, описывающая луну так же, как география землю, далее — гелиография, имеющая дело с солнцем и т.д. Наконец астрономия есть совокупность наук, трактующих вообще о распределении всех предметов и явлений во вселенной.
        Выше мы сказали, что география занимается вопросами распределения как в настоящем, так и в прошлом. Рассматривая хорологию современную, мы находимся в области общей географии, если же имеем дело с хорологией исторического прошлого, то мы вступаем в сферу исторической географии; хорологией доисторических времен ведает геология. Геология есть география доисторического прошлого: она занимается изучением распространения всякого рода фактов и явлений доисторического времени.
        То же, что подразумевают под названием динамической или физической геологии, к геологии не относится, это есть часть геоморфологии, как это видно из нижеследующего.
        Занимаясь изучением распределения и группировки явлений и предметов, география вовсе не преследует целей изучения самих явлений и предметов, предоставляя это другими наукам. Так, изучение агентов, преобразующих поверхность земли в настоящее время, а также игравших эту роль в геологическом прошлом, затем исследование и классификация происшедших от указанных преобразований форм рельефа, есть задача вовсе не географии и не геологии, а совершенно особой науки, геоморфологии21. Исследование водной оболочки земли есть дело гидрологии, воздушной — метеорологии, горных пород — петрографии; флорой занимается ботаника и фитопалеонтология, фауной - зоология и палеонтология, человеком — антропология, археология, этнография, статистика, политическая экономия и пр.
        Изучение причин горообразования, классификация гор, исследование претерпеваемых горами, под влиянием разных причин изменений, не есть задача географа, но изучение распределения горных систем по лику земли, исследование причин законности в этом распределении есть дело географа. И лучшим образцом географической работы в этом отношении является знаменитый труд Зюсса Antlitz der Erde.
        Климатология или учение о распределении климатических явлений по поверхности земли есть одна из важнейших частей географии. То же нужно сказать о географии почв, о фитогеографии, зоогеографии, антропогеографии. Исследование процессов почвообразования, изучение почвы, как физического тела, классификация почв есть дело почвоведа, но учение о распределении почвенных типов входит всецело в область географии.
        Чтобы показать отличие нашей точки зрения от взглядов Рихтгофена, приведем один пример. На стр. 21 своей цитированной речи, знаменитый географ говорит: если бы в настоящий момент возник новый вулкан, то исследование причин его возникновения и связи с другими вулканами входило бы в предмет работы геолога, изучение же преобразований его, раз образовавшейся, формы выпало бы на долю географа. Мы, напротив, сказали бы, что причины образования вулкана и изменения его морфологии должна исследовать специальная наука — геоморфология, выяснение же положения нового вулкана среди старых, а равно изучение нового естественного ландшафта, есть дело географии.
        Так как география есть наука хорологическая, то первым делом географа является точное определение местоположения пункта по его широте, долготе и высоте над уровнем моря. Поэтому знание методов астрономического и топографического определения пунктов на земной поверхности, съемка, составление карт, их чтение и измерение должны быть известны всякому географу. Трактующая об этих предметах математическая география должна служить практическим введением к географии.
        Далее, для географа безусловно необходимым является изучение форм поверхности земли, ибо на ней именно и происходят те явления, распространение коих он исследует. Таким образом, знакомство с геоморфологией — есть необходимая предпосылка для всякого научно работающего географа. Геоморфология не есть география, но есть важнейшая основа географии.
        Учения о формах поверхности земли (геоморфология), о водах (гидрология) и о воздушной оболочке (метеорология) объединяют иногда под именем физической географии, но в сущности это различные, самостоятельные науки, которые, во избежание недоразумений, не следует называть географией. Если желательно общее название, то геоморфологию, гидрологию и метеорологию можно объединить под именем физиографии (физиогеографии), каковое обозначение довольно употребительно в Америке.

Примечания

1. W.M.Davis. An inductive study of the content of Geography. Bull. Amer. Geogr. Soc, XXXVIII, 1906; перепечатано в W.M.Davis. Geographical Essays. Boston, 1909, p. 8, 14. В другой книге того же автора (Grundzuge der Physiogeographie. Leipzig, 1911, p. III) говорится, что география есть наука о земле как местообитании человека, и, наконец, в самой новейшей (Die erklarende Beschreibung der Landformen. Leipzig, 1912, p. 10) дается такое определение: «география есть наука о земле как о местопребывании жизни».

2. Э.Ю. Петри. Методы и принципы географии. Спб. 1892, стр. 34.
3. l.c., стр. 40.

4. l.c., стр. 41.

5. А. Гейки. О преподавании географии. М. 1900 (приложение к «Землеведению», VII, 1900), стр. 1.

6. Н. Wagner. Lehrbuch der Geographie Hannover, I, 1913, p. 27.

7. A. Hettner. Das Wesen und die Methoden der Geographie. Geogr. Zeitschr., XI, 1905, p. 546sq.

8. F. von Richthofen. Aufgaben und Methoden der heutigen Geographie. Leipzig, 1883, p. 25.

9. l.c., p. 65. 33333333)

10. l.c., p. 24.

11. Г. Герланд. Задачи и разделение географии. Пер. с нем. Спб. 1888 (приложение к XXIV т. Изв. И.Р.Г.О).

12. l.с., стр. 20.

13. l.с., стр. 8.

14. Следует отметить, что еще Marthe (Begriff, Ziel und Methode der Geographie. Zeitschr. Gesell. Erdkunde Berlin, XII, 1877) довольно близко подошел к взглядам Геттнера. Он дает следующее, впрочем, весьма туманное, определение географии: «это есть наука о могуществе пространства на земле, проявляемом в местных различиях его (пространства) вещественного заполнения».

15. На точке зрения Геттнера стоит в общем и Банзе (Е. Banse. Geographie. Peterm. Mitt, 1912, p. 69 сл.). Статья эта, заключающая кое-какие дельные мысли, написана в вульгарно-фельетонном стиле, не подобающем важности трактуемого предмета.

16. А.А. Ярилов. Педология, как самостоятельная естественнонаучная дисциплина о земле. Опыт историко-методологического исследования. II. Место педологии среди наук о земле. Юрьев, 1905, стр. 155. В этой книге, в главах I («География по определению ее методологов», стр. 16—38) и III («Что такое география», стр. 80—161), дан подробный обзор взглядов насчет сущности географии. Собственные взгляды автора очень мало выдвинуты вперед. — См. также статью того же автора: География и «гелегеография». «Землеведение», 1913, № 1—2, стр. 1—20.

17. П. Семенов. Предисловие переводчика к: К. Риттер. Землеведение Азии. Часть I. Перевел и дополнил П. Семенов. Спб. 1856, стр. 6—11.

18. l.с., стр. 8.

19. Насколько, конечно, будущее открыто взорам естествоиспытателя.

20. Е. Martonne. Traité de géographie physique. Paris, 1909, p. 23.

21. Из предыдущего видно, что геоморфология распадается на две части: 1) общую, изучающую агенты или силы (= динамическая или физическая геология) и 2) частную, описывающую формы рельефа.

при использовании материалов ссылка обязательна
Copyright © 2006-2017 Кафедра физической географии и ландшафтоведения
Последнее обновление сайта - март 2017 г.
Locations of visitors to this page Группа ЛАНДЫ в контакте GISMETEO: Погода по г.Москва